Я просто хочу быть собой, и это моя главная цель!
_
Stromae
Бельгийский певец с руандийскими корнями, Поль Ван Авэр, известный миру как Stromae, показал всем, как делать небанальную поп-музыку в век соц.сетей и быстро изменяющейся реальности. Кто-то считает Stromae плохим вкусом на потребу публике, кто-то считает его голосом нового поколения раздираемой кризисами Европы. В любом случае, Поль Ван Авэр мало похож на современных поп-звезд с их дешевыми пиар-технологиями и белозубыми улыбками.

Ты отлично выдержал испытание вторым альбомом, он стал бестселлером и был исключительно тепло принят почти всеми… Ты доволен?

Больше всего я доволен тем, что теперь меня перестали называть «а это тот парень, который Alors on Danse», это, пожалуй, сейчас главное достижение второго альбома. Что касается его продаж, я не особый фанат стиля жизни «все на продажу». Ему очень легко поддаться, и это может стать неким подобием наркотика. Так что, я стараюсь держать свою голову чистой в этом отношении. С другой стороны, я все же понимаю, что я ремесленник, я, как тот пекарь, который нарисовал себе на вывеске три звезды, только я пеку песни.

Ты вырос в Бельгии, а твой отец погиб во время геноцида в Руанде. Такая непростая судьба делает тебя чуть ли не лицом эмигрантской Европы, о которой не очень принято говорить в контексте культуры.

Это правда. У меня очень непростая судьба, и я никогда не чувствовал себя стопроцентно своим в Бельгии. C другой стороны, именно это избавило меня от многих стереотипов, и мне кажется, что я могу посмотреть на многие вещи с абсолютно другой стороны, не так, как все делают это обычно. Что касается эмигрантской культуры, то я думаю, что эти мотивы в моей музыке – одна из причин моей довольно неожиданной популярности.

Ты поешь исключительно на французском языке, с точки зрения маркетинга, это очень смелая затея. Ты не боишься, что тебя не поймут?


Нет. Во-первых, я просто хочу быть собой, и это моя главная цель. И потом, кому нужен бельгиец, который думает и поет как американец? По-моему, это выглядело бы очень искусственно и фальшиво. Я не боюсь быть непонятым, потому что мне кажется, что люди способны понять друг друга, даже когда говорят на разных языках. Мой язык, прежде всего, язык музыки, а он универсален. Я, например, не очень хорошо владею английским и не могу понять некоторые тексты песен Майкла Джексона, но очень люблю его музыку. Говоря об этом другими словами, я хочу быть честным с публикой, как бы это наивно не звучало в наше время.

Продолжение интервью на DJMag.ru